Петр I продолжал уделять внимание развитию торговли и промышленности. Если в конце XVIII в. к Архангельску приходили 30—40 иностранных кораблей в год, то в 1724 г. в разные российские порты вошли 748 судов. Пошлины с товара пополняли казну, русские купцы торговали и за границей.

Продолжала развиваться российская промышленность, причем строились не только военные заводы: к 1725 г. в стране работали 25 текстильных предприятий, давали продукцию канатные мануфактуры. Впервые были построены бумажные, цементные, сахарные заводы и даже шпалерная фабрика для производства обоев. При мануфактурах существовали ремесленные школы. Всего в городах России в 20-е гг. XVIII в. было около 16 тыс. ремесленников, причем только в Москве — 6,8 тыс. (в составе 146 цехов, созданных в соответствии с указами 1722 г.).

В связи с ростом промышленного производства на мануфактурах применялся принудительный труд «работных людей» из числа крепостных и государственных (черносошных) крестьян, которые приписывались к заводам в качестве дешевой рабочей силы. Кроме того, на предприятиях трудились купленные (посессионные) крестьяне.

Указ от 18 января 1721 г. и последующие акты разрешали владельцам мануфактур покупать крестьян целыми селенгами «невозбранно, дабы те деревни всегда были при тех заводах неотлучно». При этом очень часто хозяева предприятий даже не покупали крестьян, а просто выпрашивали у петровских министров под предлогом «государственной необходимости». Распространение такой практики провоцировало коррупцию. Взяточничество достигло небывалых размеров.