Таким образом, известные нам дела «опричник – земский» крайне немногочисленны и не свидетельствуют о каком бы то ни было привилегированном местническом положении опричников в целом. Нестабильность положения была характерна для обеих категорий служилых людей – как земских, так и взятых в государев удел. Опричники подвергались опалам, видимо, в не меньшей степени, чем земские. К тому же царь все время интенсивно обновлял корпус своих «кромешников». Кроме того, в первые годы опричнины разряды назначались раздельные, что уменьшало возможность столкновения. Позднее совместные разряды осуществлялись согласно принятым разрядно-родословным правилам, от которых отступали довольно редко. Поэтому позднейшие жалобы на период опричнины, иногда возникавшие во время конфликтов XVII в., описывают, как правило, неправомерные (по мнению тяжущихся сторон) назначения, а не судебные решения по местническим делам. Итак, даже такое социально-политическое потрясение не повлияло на местнический распорядок, нормы и обычаи которого сосуществовали с опричными реформами и благополучно пережили их.

Состав родов, выступавших на местнической сцене на протяжении двух столетий, постепенно менялся. В XVI в. (точнее, до событий Смуты, 1604-1605 гг.) из местничества постепенно исчезает 51 род. Часть этих родов пресекается или подвергается «захуданию» в результате опал и других событий (Адашевы, кн. Алабышевы, Беззубцевы, кн. Горенские, кн. Канбаровы, кн. Палецкие, кн. Сугорские, Чоботовы, эмигранты кн. Курбские и Корецкие), всего 10 родов; в 1580-е гг. сходят со сцены 4 рода – Безнины, Внуковы, Губины, кн. Токмаковы. В 1590-е гг. отмечены последние местничества 15 родов – Белеутовых, кн. Глинских, Денисьевых, кн. Друцких, Игнатьевых, Клобуковых, кн. Кропоткиных, Нармацких, кн. Охлябининых, Пивовых, кн. Тюменских, Цыплятевых, кн. Шестуновых, Щелкаловых, Яновых.