Форма первого из указов о безместии традиционна: «Того же году государь указал быти на украйне для приходу крымских и ногайских людей воеводам по полкам без мест, а с ними людем.» (далее следует список). В зависимости от конкретных обстоятельств к указам этим прибавляются осадные разряды по Москве. Так, в следующем, 1614 г. «.по ногайским вестям. майя в 12 день указал государь для приходу крымских и ногайских людей быть бояром и воеводам на Москве по местом; а быть им всем без мест»15 Аналогичное распоряжение дается в 1615 и 1616 гг. В результате этих указов местничество хотя и не исчезло вовсе, но было значительно укрощено в береговых разрядах. Сведения об этих указах прерываются в разрядах после 1616 г. и возобновляются только в марте 1622 г., когда после нескольких лет затишья были совершены довольно крупные набеги на украйны силами ногаев и Кадыева улуса. Тогда на берегу велено было быть без мест только меньшим воеводам15 Очевидно, верхушка Государева двора воспринимала эти указы и приговоры без энтузиазма (недаром во время шедших тогда же боевых действий с «лисовчиками», шведами и «русскими ворами» местничества продолжались). На это косвенно указывает прецедент 1633 г., уже во время Смоленской войны, когда было объявлено безместие на «западном фронте». Пока большая часть войск находилась под Смоленском, татары использовали ситуацию для усиления (с 1631 г.) своей активности; наиболее мощным был набег 1633 г.

Тогда в украинном разряде решение о безместии было принято только после обширного конфликта 30 марта 1633 г. (9 местнических столкновений) Эти обстоятельства, вероятно, и вызвали к жизни указ, принятый в начале апреля 1638 г. Суть его сводилась к тому, что единоначалие вручалось отныне первому воеводе большого полка.