Они выпускали от своего имени в обращение ценные бумаги с фиксированным доходом (облигации и закладные листы), которыми и выдавали ссуды. В случае необходимости заемщики могли обратить облигации в денежную наличность. Покупатели облигаций становились кредиторами земельных банков. Учреждения долгосрочного кредита нема способствовали перераспределению земельной собственности пользу буржуазных элементов. Если за период с 1863 по 1872 г. бы продано с торгов 16,1 млн десятин дворянских земель, то за 187 1882 гг. уже 23,4 млн десятин.

Многим помещикам ведение крупного сельского хозяйства капиталистических началах оказалось не под силу. Нередко г лученные от банков ссуды использовались ими для биржевых спекуляций. Задолженность частного землевладения в стране прогрессировала. От 99,6 млн рублей в 1867 г. она увеличилась до 473,8 млн рублей в 1881 г. У земельных банков возникали трудности с реализацией имуществ неисправных заемщиков. Для спасения помещиков от разорения, а земельных банков – от банкротства, правительство Александра III организовало два государственных банка долгосрочного кредита – Крестьянский (1883) и Дворянский (1885). В сущности и отчасти но форме оба кредитных учреждения составляли единое целое. Даже управляющий у них был один. Государственный Крестьянский банк за хорошую цену покупал землю у дворян и перепродавал ее крестьянам мелкими участками и кредит под высокий процент (7,5-8,5 % годовых). До конца XIX в. операции его были сравнительно незначительны. Государственный Дворянский банк кредитовал помещиков под дешевый процент ( на 25-40 % ниже, чем частные банки) и на льготных условиях. По сумме выданных ссуд он не уступал всем акционерным земельным банкам вместе взятым. Оба банка немало способствовали поддержанию высоких цен на землю и сохранению монополии на земельную собственность в руках дворянства.