Во II тысячелетии до н.э. волосовская культура развивалась во взаимодействии с другими, безусловно, пришедшими извне культурами, вроде фатьяновской. В конце этого тысячелетия по лесной полосе распространился новый тип глиняной посуды – с текстильными отпечатками на поверхности. Такая посуда дожила до начала железного века. Об этих типах памятников будет речь в разделе о бронзовом веке лесной зоны.

Для неолита Северной и Центральной России характерно развитие изобразительного искусства. Памятники его, и монументальные и малых форм, выполнены в реалистической манере, что позволяет говорить о сохранении здесь традиций, восходящих к позднему палеолиту и мезолиту.

В Карелии, на восточном берегу Онежского озера и на реке Выг в Беломорье, известны выбитые в граните неолитические гравировки. На них мы видим силуэтные фигуры людей, птиц (в основном водоплавающих) и зверей (лоси, олени, белухи), иногда образующие сложные композиции6.

На стоянках нередко встречаются небольшие скульптуры людей и животных, чаще из кости и камня, реже из глины. Кремневые фигурки сделаны с помощью тонкой отжимной ретуши, подобно наконечникам стрел, и отличаются большим изяществом. Их принято связывать с волосовской культурой. В торфяниках находят и деревянную посуду с головами птиц и зверей на рукоятях (Усвяты, Модлона, Сахтыш). На глиняных сосудах изображения редки: иногда схематично показаны фигуры плывущих уток, в единичных случаях – люди. Некоторые образы в скульптуре, наскальных гравировках и изображениях на сосудах совпадают. Это свидетельствует о том, что перед нами не вольные фантазии художников, а устоявшиеся канонические образы, персонажи древних мифов.

Петроглифы Карелии позволяют судить о жизни неолитического человека с большей полнотой, чем материалы раскопок. Достаточно сослаться на две композиции в урочище Залавруга на Беломорье.