Для распределения находок в пространстве археологи выделяют варианты древней культуры, появившиеся в результате приспособления людей к специфическим природным условиям (адаптация) и сложения определенных культурных традиций у отдельных древних обществ. В связи с этим археологи выделяют особые “археологические культуры”, “культурные общности”, “памятники типа” и т.д.

Для всех эпох уже составлены археологические карты не просто с обозначением относящихся к данному времени памятников, но и с какими-то, иногда относительно четко, а иногда расплывчато намеченными ареалами – областями распространения тех или иных типов древностей (особого рода погребальных сооружений или поселений с каким-то своеобразным типом жилищ, посуды и т.д.). Отсюда нередко делают вывод, что по таким картам можно судить о расселении разных народов – этносов древности. В ряде случаев это, вероятно, так и есть, но зачастую намечено нечто другое – распределение в пространстве определенных типов хозяйства. Так или иначе очерченные области отражают реальную картину, существовавшую в глубине веков. И поэтому нельзя не считаться с наблюдениями такого рода.

Из наших беглых предварительных замечаний читателю в какой-то мере должна стать ясна сложность работы с археологическими материалами в исторических целях. Заранее оговорюсь, что в дальнейшем изложении я вынужден опустить всю систему доказательств как приводимых дат, так и деления памятников древности по районам. Я опираюсь здесь на разработки специалистов. В значительной мере их выводы суммированы в многотомном издании “Археология СССР” (последние тома – просто “Археология”), выпускаемом издательством “Наука” с 1984 г. Там можно найти многочисленные рисунки, карты и библиографические справки. Отсылая к ним читателя, я буду ссылаться лишь на публикации, появившиеся позже, или на особенно важные монографии.