Как и в мезолите, обитатели лесов занимались в неолитическую эпоху охотой, рыболовством и собирательством. Роль рыболовства тогда заметно возросла. Анализ останков людей из могильников каменного века в лесной полосе показывает, что состав костной ткани у мезолитических и неолитических людей несколько разный. Это связано с изменением режима питания и преобладанием в неолите рыбной пищи. Любопытно, что в женских скелетах элементов, свидетельствующих об этом, больше, чем в костях мужчин. Видимо, имело место распределение труда по половому признаку. Анализы говорят также об использовании при питании моллюсков. Доля растительной пищи, напротив, невелика.

Там, где в неолитических слоях стоянок сохраняется кость, остатков рыб: щуки, леща, судака, окуня, карася и т.д. – очень много. На стоянке Сахтыш I в Ивановской обл. отмечены целые пласты рыбьей чешуи. Встречаются, костяные рыболовные крючки и гарпуны, а кое-где и рыболовные ловушки типа верш. Это конструкции из лучин длиной 70-80 см, вбитых полукругом диаметром до

1 м. Такие конструкции найдены в Замостье 2 под Москвой, в Висском торфянике в Коми, в Плехановом бору на Оке. Подобные ловушки были в ходу и у русского крестьянского населения лесной полосы еще в XIX в.

С освоением водоемов связаны и челны – однодеревки. Два неолитических челна, выдолбленные из целых кусков дуба, найдены у села Щучье на Среднем Дону в Воронежской области. Длина одного – 7,5 м, ширина – 85 см, у второго – длина 6,3 м, ширина – 60 см. На носу выдолблено по два “уха”, то ли для привязывания, то ли для закрепления сидения внутри лодки.

Что касается охоты, то на стоянках собраны кости лося, оленя, косули, кабана, медведя, зайца.

Древнейшие глиняные сосуды встречаются в лесной зоне вместе с кремневыми и костяными орудиями тех же типов, что известны в местном мезолите. Таковы прежде всего наконечники стрел, изготовленные из ножевидных пластин.