Несмотря на снижение цен на текстильные изделия, реализация происходила замедленными темпами — за 4 года было продано товаров на сумму 2 772 776 руб. В магазинах и у комиссионеров оставались из года в год непроданными товары на сумму:

Приведенные данные тем более характерны, что Александровская мануфактура была государственным предприятием, имевшим широкие возможности маневрировать при покровительстве и материальной поддержке государства в тяжёлые для неё времена.

Значительно сильнее отразился кризис на положении «партикулярных фабрик», т. е. частных предприятий. Вот как описывается положение Прохоровской трёхгорной мануфактуры: «По счёту капитала Т. В. Прохорова к пасхе 1840 г. значилось до 500 ООО рублей, а в 1850 г., как писал Прохоров, мануфактурные товары, долги по продаже, фабричные машины и инструменты и самые строения упали ценностью на 40%, следовательно, кто имел миллион, у того остаётся 600 тыс., а у кого в числе миллиона половина только была собственного, а другая кредиторского капитала, то у него за убылью 400 тыс. остаётся только 100 тыс. Это-то последнее сбылось на мне, и я должен был фабрику мою и торговлю приостановить, чтобы долги своевременно и сполна выплатить. В этом я успел, но мои последние 100 тыс. тоже исчезают в остатках и расходах». И далее: «Ещё в 1850 г. по случаю нового тарифа, снова пагубно отразившегося на нашей промышленности, его фабрика в Москве, несмотря на поддержку братьев, покончила своё существование» х.

В архиве Александровской мануфактуры имеется письмо фабриканта Горяйнова, также ликвидировавшего свою фабрику в 1847 г.