Все же конкретно для Руси мы считаем возможным говорить о нескольких важных гранях в формировании государственности: конец IX в., образование «России» в территориально-этническом плане; конец X в. — появление почти всех признаков «ранней государственности»; 40-е годы XI в. (с завершением русско-византийским договором 1051 г.) — международно-правовое признание государства «имперского формата»; 1072 г. — создание Краткой редакции «Русской Правды» как, отчасти, общегосударственного закона, источником которого является уже не общество, а государство.

В.В. Пузанов, как и А.В. Майоров, правильно отразил главную методологию автора — «многолинейный и сравнительно-исторический подход. Однако его дальнейшие выводы не столь близки к истине, даже относительной». Наша теория не является «синтезом концептуальных положений и элементом основных современных теорий», а выведена индуктивно из анализа источников, к части которых применялся контент-анализ и корреляционный анализ. Там, где возможно, применялся комплексный анализ не только письменных, но и иных категорий источников, включая даже сравнительно-этнографические. При этом автор старался соблюдать принцип непротиворечивости источников.

В определенный момент построения логических переходов у

В.В. Пузанова происходит некоторая перестановка акцентов. Действительно, если совместить в регионально-стадиальном и территориально-хронологическом аспекте такие понятия, как «вождества», «потестарные общества», «дружинное государство», «города-государства», «государственный феодализм», то «построения автора» действительно приобрели бы «вид здания, в котором архитектор попытался совместить несовместимые стили и технологии».

Однако вышеупомянутые термины и скрытые за ними понятия затрагивались автором в абсолютно разных контекстах и даже частях книги.