С разделения Западной и Центральной Европы на «синтезную» и «бессинтезную» зоны зарождается и «горизонтальная» типология государственности переходного периода, из которой затем логично проистек и конкретно-локальный метод исследования сложившихся феодальных государств, причем не только Европы, но и Азии

Параллельно шло типологическое исследование пространства между «Востоком» и «Западом» — Византии и связанных с ней стран Балкан и Закавказья, в ходе которого была выделена «контактная», славянская по преимуществу, зона между «синтезным» и «бессинтезным» регионами и определился третий тип генезиса феодального государства — бессинтезный, но «романский» (Грузия, Армения).

Началось выделение конкретных моделей развития и типа государственности, причем наиболее удачными оказались «окраинные» (для Европы) региональные — скандинавская, центрально- и восточноевропейская, балканская (включая Византию). Здесь следует отметить не только отечественных, но и зарубежных исследователей, по крайней мере формально стоявших на марксистских позициях. Это и Г Ловмяньский для Польши, Д. Тржештик, И. Жемличка, Р. Марсина для Чехии и Центральной Европы, Е. Койчева, Б. Кочев, X. Матанов, В. Тыпкова-Заимова для Дунайской Болгарии и Балканского региона. В итоге достаточно аргументированно было обосновано существование «Среднеевропейской модели» и наличие типологической связи Шведской, Поморской и, отчасти. Приморско-хорватской моделей, первоначальное доминирование в качестве «государственного» элемента биэтничной Болгарии тюркской кочевой аристократии и протоболгар в целом и копирование правящей верхушкой этой страны византийской системы управления и атрибутов власти начала IX в. еще до принятия христианства.