Уральские заводы испытывали в то время большие затруднения в своей работе. Главное из них — отсутствие опытных мастеров. Тобольский воевода князь М.Я. Черкасский писал Петру, что надо найти искусных мастеров, чтобы не остановилось производство.

Заводы, расположенные на Урале, имели один существенный недостаток: удаленность от театра боевых действий. Поэтому оружейные заводы строились и в северо-западных районах России. В период 1702—1707 гг. начали давать продукцию Ижевский, Тырпецкий, Петровский, Повенецкий и другие заводы. Позднее (в 1709—1711 гг.) в Петербурге были построены артиллерийский двор и адмиралтейство, оружейные и пушечные дворы, мастерские и верфи. В 1721 г. большой завод появился в Сестрорецке.

Хотя главными поставщиками ручного огнестрельного оружия продолжали оставаться уральские заводы, постепенно увеличивался объем продукции тульских оружейников. Яков Батищев изобрел машину «для обтирания наружности стволов», то есть для их обработки с поверхности. Модель маши-

ны Батищева показала, что механизация обработки стволов позволяет сократить в пять раз число рабочих на этой операции. Если в 1701 г. Тульским заводом выпускалось 8 тыс. ружей в год, то с введением в действие таких машин в 1706—1709 гг. в Туле производилось 15—20 тыс. ружей, как 1711 г. — до 40 тыс. в год. В 1718 г. здесь был построен еще один крупный оружейный завод.

Всего к 1725 г. в России работали 220 мануфактур, из них 45 были крупными металлургическими и оружейными заводами (15 — казенными).

Центром порохового производства была Москва, заводы по производству пороха существовали также в Киеве и Казани, позже крупный пороховой завод построили в Петербурге. Всего на армию работали 17 пороховых мануфактур, с 1701 по 1709 г. на них было произведено 225 695 пудов пороха. Высокие производственные мощности пороховых заводов позволяли снабжать не только русскую, но и союзную польскую армию.