Первая жена Петра I Евдокия Лопухина (в монашестве — инокиня Елена) за стенами Покровского монастыря продолжала жить как царица. Отчасти это объяснялось тем, что духовенство не любило царя, поэтому церковь дала новой инокине большую свободу.

Елена не носила монашеской одежды и ходила по обители в мирском платье. От церковных иерархов она получала достаточное денежное содержание, позволившее ей содержать свой двор. Инокине прислуживало несколько десятков человек; она устраивала пиры, на которые приглашала гостей. При дворе бывшей царицы совершались многие традиционные церемонии, иногда она совершала торжественные выходы, раздавая милостыню убогим.

Вскоре размеренная жизнь позволила Елене забыть о своей любви к отвергнувшему ее супругу. Монастырские стены скрывали от инокини все, что происходило в стране; государственные заботы перестали ее интересовать.

В 1710 г. в Суздаль для набора рекрутов прибыл 37-летний майор Степан Глебов. Инокиня Елена случайно увидела офицера и приказала своему духовнику Федору Пустынному позвать Глебова к ней в келью. После первой встречи общение между Глебовым и инокиней стало частым. Майор много раз заезжал в монастырь, Елена переправляла ему записки через монахиню Капитолину. Офицер и бывшая царица полюбили друг друга, однако Глебов быстро одумался: зная мстительный характер Петра, он не на шутку испугался за свою жизнь. Майор отдалился от Елены, однако это им уже не помогло.

Занимаясь в 1716 г. делом царевича Алексея, Петр I заподозрил, что в заговоре участвовала и суздальская пленница. Под пытками царевич оговорил мать (хотя на самом деле он ни разу к ней не обращался, чтобы не навлекать на нее подозрений). Келья инокини подверглась тщательному обыску, однако не было найдено никаких улик.