Дело в том, что к этому времени московскому посланнику удалось заключить союзный договор с венским двором на три года, поэтому нужда в переговорах по этому вопросу отпала.

Еще одной причиной перемены настроения царя во время пребывания в Риге было отталкивающее впечатление, которое производило несоответствие между внешней респектабельностью рижских купцов и их жаждой наживы. На улице стояла весна, пора было менять сани на телеги, и рижские купцы, по мнению Петра, очень уж нагло воспользовались тем, что посольство вынуждено было срочно продавать сани. В этой связи царь писал Виниусу: «Торговые люди здесь ходят в мантелях, и кажется, что зело правдивые, а с ямщиками нашими, как стали сани продавать, за копейку матерно лаются и клянутся, а продают втрое».

Неудовлетворенность русских послов приемом в Риге отразила «Расходная книга соболиной казны», в которой регистрировались выдаваемые посольством подарки. От пребывания в Риге в ней осталась единственная запись: шведскому капитану, представителю рижской администрации, была выдана пара соболей стоимостью 30 рублей.

Недовольство не покинуло послов и после того, как они покинули этот город и прибыли в Курляндию. Барон Бломберг во время беседы с русскими послами в Митаве (ныне город Елгава, территория Латвии) записал: «Они очень жалуются на дурной прием, который шведы оказали им в Риге, и грозят отомстить за него при первом случае».

В Митаве посольство было встречено с подобающим таким случаям радушием и пышностью. В честь русских послов устроили роскошный ужин. Гостям позволили осматривать все, что только вызывало их интерес. К сожалению, Митава не могла похвастаться ни крепостью, ни мануфактурами, ни артиллерийским парком, ни учебными заведениями.