Австрия граничила с балканскими землями, заселенными сравнительно малочисленными и слабыми в военном отношении народами. Крупной европейской державе было бы нетрудно подчинить их своему влиянию, однако эта территория уже находилась под турецким игом. Таким образом, все три государства: Австрия, Венецианская республика и Россия — были одинаково заинтересованы в объединении сил против турок.

Русский царь спешил, поскольку, пребывая в Англии и Нидерландах, он понял, что эти державы заинтересованы в том, чтобы Россия продолжала войну с Турцией в одиночку, тогда как Австрию они склоняли к миру с османами. Это было необходимо голландцам и англичанам для того, чтобы вовлечь австрийцев в войну за испанское наследство против Франции. Австрия могла бы стать очень полезным союзником, тогда как в России Нидерланды и Англия видели потенциального противника: в Европе русских были склонны считать будущими союзниками французов.

Торжественный въезд посольства в столицу Австрии состоялся 16 июня. Впрочем, сам Петр приехал в Вену с опережением и инкогнито — о его прибытии были оповещены лишь император и несколько высших чинов в правительстве. Царь упрекал австрийцев в том, что они отказались от помощи русским, переметнувшись к голландцам и англичанам. Он настаивал на том, чтобы Австрия, как и во время Азовских походов, отстаивала интересы России в Европе и способствовала признанию Турцией петровских завоеваний 1695—1696 гг., а также помогла отнять у османов Керчь в Крыму.

Австрийцы колебались, поскольку не считали нужным оказывать давление на турок и признавали победу России во втором Азовском походе по мирному договору на основании международного права uti possidetis. Русскому царю это было крайне невыгодно: лишь Азов и Керчь вместе давали ему возможность закрепиться на Черном море. В конце концов австрийцы с рядом оговорок приняли условия Петра.