В Преображенском в это время происходило формирование войск. В армию зачислялись даже крепостные крестьяне, получавшие таким образом свободу без ведома хозяев. Ради интересов государства Петр пренебрегал «священными» устоями, в данном случае — крепостным правом.

Всего под командованием Шейна к Азову шло около 70 тыс. человек. Другая армия под началом боярина Шереметева вместе с украинскими казаками отправилась в низовья Днепра. К сожалению, основную часть того и другого войска составляли стрельцы. Н. Устрялов, автор многотомной «Истории царствования Петра Великого», пишет в связи с участием стрельцов в Азовских походах: «Петр не был доволен их службою, в особенности при первой осаде Азова, и не раз изъявлял им гнев за малодушное бегство из траншей во время вылазок неприятеля». Генерал Гордон в своих записках неоднократно жаловался на лень, беспечность и строптивость стрельцов, которые в решительные минуты не торопились идти на приступ вместе с другими солдатами. Но пока Петр был вынужден пользоваться старомосковским войском.

23 апреля, погрузившись на струги, войска отправились в путь. 3 мая отправился к месту сражения новорожденный военный флот: 2 больших корабля, 23 галеры и 4 брандера. Впереди шла галера «Принсипиум» под командованием капитана Петра Алексеева, то есть самого царя, строившего эту галеру своими руками.

Турки предпринимали меры для защиты Азова. 14 июня на помощь гарнизону крепости подошел турецкий флот из 23 кораблей с 4 тыс. человек подкрепления, боеприпасами и продовольствием. Увйдев стоявшие в устье Дона русские галеры, турки в изумлении остановились. Заметив, что русские корабли начинают сниматься с якорей, они подняли паруса и ушли в море.