Природная демократичность Петра I, его способность общаться на равных с любым человеком, проявилась в том, что Петр объявил свои законы обязательными к исполнению для всех сословий. Государственная машина, по мысли Петра, была призвана одинаково защищать всех граждан. Однако и справедливая идея равенства была в конечном итоге поставлена царем на службу самодержавию.

Любой русский человек, будь то дворянин или крестьянин, выступал в роли пассивного проводника царской воли. Монарх, управлявший исполинской государственной машиной, решал за своих подданных, что для них является благом, и обещал обеспечить это благо при условии строжайшего соблюдения подданными законов, начертанных рукой правителя.

В истории России Петровская эпоха стала рубежом, после которого общественная мысль разделилась на два противоположных направления. Во взгяде на петровские преобразования представители обоих сходились только в одном: реформы были необходимы. Споры шли о характере преобразований, об их принципиальном (благотворном или губительном) влиянии на последующее развитие страны. Наибольшие разногласия вызывал вопрос о соответствии реформ российским традициям и российскому менталитету.

Екатерининский миф

Первое время после кончины Петра I никто в России не пытался подытожить деятельность русского царя и дать ей оценку. Отчасти это связано с тем, что многие из окружения усопшего императора питали к нему недобрые чувства. Но и близкие друзья были в большинстве своем взяточниками, казнокрадами, мошенниками. Один из современников Петра записал в своем дневнике, что государя напрасно считают жестоким — на самом деле он был невероятно милостив, если учесть, сколько зла, ненависти и обмана его окружало: «Если б когда-нибудь случилось философу разбирать архиву тайных дел его (Петра), вострепетал бы от ужаса, что соделывалось против сего монарха.