Представители противоположною лагеря —славянофилы—придерживались иных взглядов. Идею об историчности германской нации и о неисторичности славян они отвергали как заведомо ложную, надуманную и унизительную для русского человека. Вместе с тем бескомпромиссно исключалась и сама мысль о пользе заимствований с Запада. Подобные взгляды разделяли И.С. и КС. Аксаковы, И.В. и П.В. Киреевские, А.С. Хомяков и др.

Славянофилы обвиняли Петра I в том, что насильственными реформами он разрушил те начала, из которых исторически развивалась самобытная русская нация. В первую очередь к ним относились православие (в противовес католичеству и протестантизму на Западе) и греческая культура (в противовес римской, на которой основывался Запад). Эти источники питали молодую культуру древних русичей, их духовную жизнь. Значительные различия не позволяют даже сравнивать немцев и русских, и уж тем более говорить о превосходстве германских народов над славянскими.

Кроме того, славянофилы подчеркивали своеобразие условий, в которых формировались государственные устои на Руси. Если на Западе государственный быт возник у германских племен в результате завоеваний, то у славян он сформировался в процессе мирной жизни. В этом славянофилы видели определенную гарантию стабильного, устойчивого развития русской нации. Иными словами, Россия должна была прогрессировать ничуть не медленнее остальной Европы, в чем-то даже опережать ее, но при этом двигаться своим путем.

По мнению славянофилов, Петр I пытался навязать России чуждые для нее ценности — обычаи и устои западной цивилизации. Перестроить российское общество на германский лад не получилось, однако равномерное развитие было прервано. Поэтому реформы Петра I определялись славянофилами как однозначно вредные для России.