Если курфюрстина дочь в своих воспоминаниях больше внимания обращала на поведение Петра, то курфюрстина мать попыталась оценить содержание его личности: «Мы. очень долго сидели за столом, но охотно остались бы за ним и еще дольше, не испытывая ни на минуту скуки, потому что царь был в очень хорошем расположении духа и не переставал с нами разговаривать. Он нам сказал, что сам работает над постройкой кораблей, показал свои руки и заставил потрогать мозоли, образовавшиеся на них от работы». В другом из своих описаний встречи с русским царем курфюрстина Ганноверская пишет: «Надо признать, что это необыкновенная личность. У него характер — совершенно характер его страны. Если бы он получил лучшее воспитание, это был бы превосходный человек, потому что у него много достоинства и бесконечно много природного ума».

Обеих курфюрстин покорили непосредственность царя, его необыкновенный ум, простота общения и обширнось познаний. Петр также остался доволен обществом курфюрстин и выразил желание повторно встретиться с ними. Но новому свиданию было не суждено осуществиться — царь выехал в Голландию.

На верфях Голландии

По пути из Бранденбургского курфюршества в Голландию Петр вел активную переписку, особенно часто обращался к АА Виниусу, который в то время управлял Сибирью. Задолго до отъезда Петра за границу на Урале была найдена железная руда, и Виниус направлял царю настойчивые просьбы о найме специалистов по строительству домен, о подготовке к плавке руды, отливу пушек. В решении этого вопроса царь возлагал большие надежды на посещение Голландии.