Вряд ли Петр рассчитывал остаться неизвестным, скрываясь за именем Петра Михайлова. Правда, членам посольства и свите строго-настрого запрещалось говорить о присутствии государя, а отправлявшиеся за границу письма с упоминанием об этом факте было велено задерживать.

Причина этого странного поступка Петра, скорее всего, заключалась в том, что, путешествуя под именем Петра Михайлова, он рассчитывал избежать утомительных церемоний, предписываемых этикетом. К тому же в Европе он вместе с волонтерами собирался работать на верфях и понимал, что царские регалии несовместимы с плотницким топором. Не исключается и другое предположение: Петр хотел создать видимость того, что он находится в своей стране, а не за ее пределами. Подобная версия могла, в частности, предназначаться для султанского двора, с которым еще не был заключен мир (Турция могла воспользоваться отсутствием царя в Москве и попытаться вернуть Азов).

Петр I сам определял состав посольства, размер жалованья должностным лицам, в том числе и великим послам, устанавливал количество «мягкой рухляди» (пушнины) для нужд посольства и тд. Кроме того, царь составил инструкцию (памятную записку) для послов. Это были в разное время заносившиеся на бумагу заметки о том, какие мелкие, но необходимые дела важно не забыть сделать в суете посольских хлопот.

Памятная записка царя состояла из обширных 12 пунктов. Большинство из них касалось найма иностранных специалистов — морских офицеров, лекарей, кораблестроителей и др. Петр инструктировал послов не только по поводу перечня наемников, но и требований, которые следует предъявлять к набираемым специалистам. Так, моряки должны были пройти все ступени службы: «сами в матросах бывали и службою дошли чина, а не по иным причинам».