Тотчас возьми кузов свой с пирогами, скитайся по лагерю и по улицам, кричи: «Пироги подовые!», как делывал прежде. Вон! Ты не достоин милости моей». Меншиков выбежал на улицу, выхватил у пирожника его кузов и с ним явился к царю. Это понравилось Петру, и он сменил гнев на милость: «Слушай, Александр, перестань бездельничать или хуже будешь пирожника».

Карьера Александра Даниловича Меншикова удивляла не только его соотечественников, но и иностранцев. Простой пирожник сначала стал денщиком царя, затем от услужения перешел к службе и продвинулся на ней с поразительной быстротой — стал действительным тайным советником, адмиралом белого и красного флага, генералиссимусом, президентом Военной коллегии и тд. К концу жизни титул светлейшего князя занимал несколько строк печатного текста.

Вместе с карьерным ростом Меншикова не менее фантастично увеличивалось и его состояние: в относительно короткий промежуток времени он стал самым богатым после царя человеком в стране. По одним данным, Меншиков владел 100 тыс. крепостных крестьян, по другим сведениям, у него числилось 150 тыс. душ. Их труд приносил княжеской семье доходы, позволявшие ей вести роскошный образ жизни и держать сотни слуг, среди которых было немало иностранцев. Дворцы Меншикова в Санкт-Петербурге и расположенном неподалеку городе Ораниенбауме поражают своим внешним великолепием, изяществом внутреннего убранства. По некоторым данным, в последние годы правления Петра I Меншикову удалось вывезти в Лондон около 5 млн рублей золотом при ежегодном обороте государственной казны приблизительно в 3 млн. Судьба князя Меншикова складывалась драматично. Могущественный и богатый временщик, «полудержавный властелин», как называл его Пушкин, лишился всего, чем владел: чинов, орденов, имений и даже свободы. Свою жизнь он закончил в ссылке — в глухом Березове, в окружении детей.