Он предложил им подать «челобитную, чтоб ей, великой государыне благоверной царевне, венчаться царским венцом». Но начальники уклонились от прямого ответа, поддержки не обещали, мало того, были явно недовольны предложением Шакловитого. Это вынудило Софью временно отказаться от своих замыслов. Позднее Шакловитый, чтобы не спровоцировать волнений и лишних слухов среди стрельцов, созвал начальников и «сказал, что великая государыня того дела делать не указала».

Прошло два года, и Софья решила вновь заявить о своих притязаниях на трон. Действовала она так же, как и в мае 1682 г., когда начался стрелецкий бунт. Шакловитый приказал распространять среди стрельцов слухи, будто князь Борис Алексеевич Голицын и Лев Кириллович Нарышкин хотят убить царевну Софью. Та, в свою очередь стараясь спровоцировать стрельцов на бунт, направляла им послания, в которых жаловалась: «Житье- де наше становится коротко, царя-де Иоанна Алексеевича ставят ни во что, а меня-де называют там девкою, будто я и не дочь царя Алексея Михайловича».

Так как со многими Нарышкиными и их сторонниками удалось расправиться во время стрелецкого бунта 1682 г., то теперь список врагов Милославских включал немало новых имен. Пятисотник Ларион Елизарьев свидетельствовал впоследствии, что «в то число велел он, Федор, побить и Льва Кирилловича и всех Нарышкиных до единого человека, да Опраксиных всех троих».

Произошли перестановки и в лагере Софьи. После казни Ивана Хованского и последовавшей в 1685 г. смерти И.М. Милославского главным помощником Софьи в борьбе за власть стал ее фаворит ФЛ. Шакловитый. Чтобы заручиться участием стрельцов в предполагаемом бунте, «партия» Софьи пошла на подкуп: рядовым платили по одному-два рубля, стрелецким начальникам — от пяти до десяти рублей (иногда даже до ста).