В 1683 г. Петру назначили учителя — думского дьяка Никиту Зотова. Он был достаточно образованным

для своего времени человеком (это удостоверил на особом экзамене сам Симеон Полоцкий). Тем не менее собственных знаний наставников хватало лишь на то, чтобы научить юного царя читать, писать, заучивать тексты из богослужебных книг.

К тому же Никита Зотов страдал немалым пристрастием к хмельному, что мешало ему придерживаться какой-либо методики в преподавании: сведения из разных наук, полученные Петром, были весьма обрывочными.

Строго говоря, в годы обучения Петр не прошел даже курса, который обычно преподавали царевнам. Между тем в зрелом возрасте он обнаруживал глубокие познания в истории, географии, артиллерии и фортификации. Этим Петр был обязан собственной одаренности, живому и восприимчивому уму, привычке к самообразованию. Впрочем, ему удалось восполнить не все пробелы: до конца жизни царь писал с орфографическими ошибками.

Кроме того, наставником («дядькой») Петра числился князь Борис, но тот не утомлял юного царя ученьем, а позволял ему делать все, что захочется. Впрочем, это происходило не потому, что Борис Голицын пренебрегал своими обязанностями: он искренне любил Петра, и Петр отвечал ему тем же.

Считается, что благодаря Борису Алексеевичу Петр вылечился от водобоязни. Этой болезнью он страдал с пяти лет. Как-то весной вместе с матерью маленький Петр выехал на богомолье. Начался бурный паводок, все реки переполнились. Когда Петр, заснувший на коленях у матери, проснулся от ее крика, вся карета была заполнена водой. С тех пор Петр старался к открытой воде не приближаться.