От царя Алексея Михайловича в Преображенском осталось несколько служб, в которых теперь не было никакой нужды. Царь Алексей любил охотиться, а новых московских правителей это занятие не интересовало: Иван часто болел и вообще был человеком тихим, из своей резиденции выезжал редко. Софья в таких забавах участвовать тоже не могла — достаточно было того, что она вопреки российским обычаям показывалась с тремя сестрами на публике и по-мужски руководила делами в государстве. Одним словом, в полном распоряжении Петра оказались конюхи, сокольничие, псари и ловчие, оставшиеся после смерти Алексея Михайловича без дела. В конце 1683 г. Петр собрал из этих людей полк. К слову, многие конюхи и сокольничие были не совсем простыми людьми, а «породными», но Петр брал в полк и слуг. Через брата Ивана он вытребовал разрешение нанимать в полк молодых мужчин и платить им жалованье.

Первым официальным солдатом будущего Преображенского полка был объявлен (правда, уже задним числом) Сергей Бухвостов. Впоследствии, став императором, Петр приказал итальянцу Растрелли отлить медный бюст Бухвостова. Для обучения конюхов военным премудростям были наняты разные «немцы». Дьяки Оружейной палаты сбивались с ног:

заказы на сукно для мундиров и оружие следовали один за другим, их не успевали записывать.

«Марсовы потехи» в Преображенском шли полным ходом. В 1685 г. Петр затеял на берегу Яузы строительство крепости, дав ей название Плесбурх (в честь австрийской крепости Пресбург). В 1686 г. в Преображенском возник военный городок с жилыми помещениями для Петра и потешных солдат, амбарами для хранения пушек и оружия. Крепость была обнесена деревянными стенами с башнями, а снаружи еще и земляным валом.