Новым начальником Стрелецкого приказа был назначен думский дьяк Федор Леонтьевич Шакловитый. Весной стрельцы снова намеревались бунтовать, но Шакловитый пресек эту попытку и казнил основных зачинщиков.

Итак, в России воцарилась Софья со своей «партией». Но страшные события 1682 г. на всю жизнь отложились в памяти Петра. Считается, что именно с этого времени у малолетнего царя появились судороги. Повзрослев, Петр не смог избавиться от детских кошмаров: старое русское платье и борода связывались в его представлении с ненавистным образом бунтовщика.

Годы правления царевны Софьи были относительно благополучными — особенно на фоне предшествующих стрелецких бунтов и последующих (весьма болезненных для страны) реформ Петра. Можно сказать, что Софья неспешно подталкивала Россию к Западу, ориентируясь на католическую Польшу. Вместе с тем, будучи регентшей при малолетних правителях, Софья стремилась исподволь делать все возможное для того, чтобы в будущем сохранить власть за «партией» Милославских.

В новое правительство из сторонников Петра вошел только Борис Алексеевич Голицын — Софья пошла на эту уступку «для потешения» Нарышкиных. Голицыну доверили Казанский приказ, ведавший всеми делами поволжских земель. Князь Борис приходился двоюродным братом Василию Васильевичу Голицыну, помогавшему Софье захватить власть. Борис Голицын, как и его брат, был «ума великого, а особливо остроты, но к делам неприлежный и склонен к питию». Он практически не управлял Поволжьем (тогда оно называлось Низом), а лишь выкачивал оттуда деньги и за семь лет едва не разорил этот край.