С древних времен существование Руси изначально зависело от великого речного пути «из варяг в греки», связывавшего Балтийское и Черное моря. По мнению Соловьева, в XIII в. Русь лишилась этой жизненной основы: шведы оттеснили русских от Балтики, а на юге степняки отрезали их от Черного моря. В связи с этим государственный организм начал слабеть, что и привело к длительному утверждению на Руси монголо-татарского ига, а впоследствии и к поражению в Ливонской войне (1558—1583). Зависимость Руси от этих морей он считал исключительно важной. Хотя глубинные причины этой зависимости Соловьев объяснял не совсем отчетливо, тем не менее он приводил многочисленные доказательства в пользу ее существования.

Соловьев сравнивал петровские преобразования с деятельностью князя Святослава. Живший в X в. князь собирался перенести столицу Древней Руси на болгарские земли, славившиеся своим богатством благодаря близкому соседству с Византией. Греки опасались тесного соседства с государством воинственного князя, поэтому пытались нейтрализовать начинания Святослава — задобрить его подарками, подписать с ним договор и т.п.

На сходство политики князя Святослава и Петра I указывают их действия и намерения: стремление закрепиться у моря, перенести столицу государства ближе к границам русского мира, завоевать уважительное отношение иноземных соседей.

Но в X в. положение Руси на двух морях и без того было весьма устойчивым. В конце XVII в. сложилась прямо противоположная ситуация: Россия уже несколько столетий была лишена связи с важными для торговли морями. На протяжении XVI—XVII вв. предпринимались попытки сделать источником национального богатства другие моря.