Екатерина Великая фактически переписала русскую историю — так, как ей было нужно. Эпохе Петра императрица придавала огромное значение, поскольку в известной степени она сама продолжала начатое им дело, хотя и действовала иными средствами. По выражению одного из историков, Петр создал тело, а Екатерина И создала для этого тела душу.

Современные историки считают, что именно в екатерининские времена наша страна по образу жизни и отчасти по мышлению действительно приблизилась к Европе. Сами иностранцы перестали называть русских «сибирскими татарами», как это часто случалось в XVII и начале XVIII в. Европа согласилась с «просвещенной императрицей» провести границу между Европой и Азией (в понимании того времени — между цивилизацией и варварством) по Уральским горам.

Екатерина деликатно отказывалась от этой заслуги, относила ее на счет своего великого предшественника. Именно она внушала своим подданным идею о том, что Петр I «прорубил окно в Европу», то есть открыл страну для западного влияния. Распространение на Россию этого влияния рассматривалось как самое важное, чего удалось достичь

В сравнении с мягкими преобразованиями «тишайшего» Алексея Михайловича Петровские реформы были более резкими, радикальными. Но в большинстве своем и эта перестройка затронула лишь некоторые сферы жизни, не сделав Россию действительно открытой для влияний Запада. Л.Н. Гумилев заметил по этому поводу: «Стремление Петра в России конца XVII — начала XVIII в. подражать голландцам напоминает поступок пятилетней девочки, надевающей мамину шляпку и красящей губы, чтобы быть похожей на свою любимую маму. Но как шляпка и помада не делают ребенка взрослой женщиной, так и заимствование европейских нравов не могло сменить фазы русского этногенеза».