Петр I получил аттестат, подписанный мастером Полем. «Я. — писал Геррит Клаас Поль,— удостоверяю поистине, что Петр Михайлов, находящийся в свите великого московского посольства, в числе тех, которые здесь, в Амстердаме, на Ост-Индской корабельной верфи с 30 августа 1697 года по нижесказанное число жили и под нашим руководством плотничали». Из аттестата ясно, что Петр Михайлов «был прилежным и разумным плотником», изучил «корабельную архитектуру и черчение планов так основательно сколько мы сами разумеем».

Спустя много лет, в 1705 г., князю Борису Ивановичу Куракину довелось увидеть корабль «Петр и Павел», над сооружением которого русский царь и волонтеры под руководством Поля трудились в продолжение двух месяцев и одной недели.

Если целью посещения Голландии Петром было в основном освоение искусства судостроения, то одной из дипломатических задач великого посольства являлось привлечение Нидерландов к активному участию в войне с Османской империей. Для начала переговоров по этому вопросу послы должны были быть официально представлены высшему сословно-представительному органу Нидерландов — Генеральным Штатам. С этой целью посольство из Амстердама переехало в Гаагу.

25     сентября 1697 г., выступая на аудиенции в Генеральных Штатах, ФА Головин заявил, что государь поручил послам обсудить с Генеральными Штатами вопрос об участии Нидерландов в военных действиях против османов. При этом он подчеркнул успех русского оружия в войне с Османской империей, заверил, что царь не прекратит войны до тех пор, пока «силы басурманские не будут испровержены». После аудиенции для русских послов началась обычная будничная работа. Они принимали у себя шведского, бранденбургского, английского, датского и других послов и наносили им ответные визиты, а также вели переговоры с Генеральными Штатами.