Преобразования Петра I вызывали острую реакцию современников. Поскольку главное значение для царя имели личные качества человека, а не его родословная, аристократия постепенно утрачивала руководящую роль в государственном управлении. Духовенство все больше попадало в зависимость от светской власти, монастыри теряли хозяйственную самостоятельность. Часть боярства и духовенства активно боролась за сохранение своего влияния, за старые порядки против новых. Организовывались даже боярские заговоры с целью вернуть прежние порядки.

Сын Петра I от первого брака, царевич Алексей, воспитывался так, как того желала первая жена царя Евдокия Лопухина. Петр хотел, чтобы он овладел военным делом, изучил кораблестроение, выполнял отдельные поручения, но царевич от всего уклонялся, прикидываясь больным и проводил время в «смертельном пьянстве». Тогда Петр I предложил 25-летнему царевичу либо постричься в монахи, либо принять участие в государственных делах. В письме к сыну царь грозил лишить его права наследовать престол. Внешне Алексей проявил полную покорность: он согласился стать монахом и отказался от короны. С другой стороны, монастырь был достаточно удобным местом, где можно было, затаившись, ожидать смерти отца, а затем заявить о своих правах на престол.

В 1716 г. Алексей, сделав вид, что едет по вызову отца в Копенгаген, бежал в Вену, ища покровительства у своего шурина, австрийского императора Карла VI, однако стараниями ПА Толстого и А.И. Румянцева по приказу Петра I был возвращен в Россию. Началось следствие, выявившее сообщников царевича.