Петр I трижды посетил центр артиллерийского производства — Вулич. В один из таких визитов он «смотрел лабораториум, где огнестрельные всякие вещи и наряжают бомбы». Кроме того, царь побывал в Английском королевском обществе — центре научной мысли, а также в Оксфордском университете.Знакомство с «Королевой морей», как уже несколько столетий называли Англию, существенно обогатило Петра новыми знаниями в области морского дела. В ходе этой поездки у русского правителя окончательно сформировалось общее представление о флоте и его назначении.

Англичане на практике осуществили идею fleet in been — «флота, реально существующего». Они были уверены: если у страны есть сильный флот, ей незачем даже ввязываться в политические конфликты, поскольку одного только присутствия судов близ акватории противника достаточно, чтобы заставить его изменить свои планы. Эта идея была созвучна мыслям и намерениям Петра I. Составляя впоследствии «Устав Флота Российского», он взял за основу английский образец. От морских офицеров царь не требовал слепого следования каждому пункту: офицерам полагалось соблюдать правила сообразно обстоятельствам, в том числе разрешалось нарушать Устав, если это будет способствовать победе в сражении.

Петр I обладал способностью перенимать у западных соседей лишь то, что считал необходимым и полезным. Например, заинтересовавшись английским законотворчеством, царь несколько часов просидел на одном из заседаний парламента. Он пришел к заключению, что России подобный законодательный орган власти не нужен. Действительно, тогдашняя Россия еще не созрела для парламентаризма — ей требовалась железная рука для мобилизации сил в борьбе за утверждение на «четырех морях».