За последнего вступился уже сам кн. Д. М. Пожарский, как его знатный однородец: он отметил, что незнатные Чепчюговы «вынесены» были наверх по свойству со Щелкаловыми П. Г. Любомиров подробно освещает карьеру отца Чепчюгова, Ивана Никифоровича: свойственник Щелкаловых, уже при царе Борисе он в московских дворянах, с высоким окладом; жена Василия Шуйского – его дальняя родственница, что позволяет ему находиться при дворе; сын его уже стольник; «перелетали» они и под Смоленск к Сигизмунду, где в 1611 г. И. Н. Чепчюгов стал ясельничим; однако, вовремя оказавшись в Ярославле, примкнули ко II Ополчению. После смерти отца сын, видимо, переоценил свои возможности: П. Г. Любомиров полагал, что именно это местничество разрушило его карьеру – его нет уже в Боярской книге 1627 г., и в разрядах после этих событий он больше не встречается.

Приведенные примеры, число которых можно множить и дальше, показывают, что местничество имело непосредственное влияние на дальнейшую судьбу его участников, и, хотя до ситуаций, подобных приведенным выше, дело чаще всего не доходило, наша статистика показывает, что из указанных нами 95 случаев за 1613-1623 гг., которые мы выбрали, 50 случаев свидетельствуют о том, что выигравший двигается по службе с большей скоростью, чем проигравший, его земельный и денежный оклады также растут быстрее. В то же время проигравшие быстрее двигаются по службе только в 8 бесспорных случаях, из которых по крайней мере 3 случая объясняются позднейшей опалой победителя, не связанной с данным делом13 Местнический конфликт, как мы видим, являлся и одним из способов борьбы политических группировок, а его исход мог иметь важные последствия, изменяя расстановку сил при дворе.