Таким образом, выявляется прямая зависимость местнических счетов от того, как эта служба фиксировалась в разрядах. Факты, противоречащие данной системе, немногочисленны, и в большинстве случаев им можно найти объяснение. Записи, отличающиеся от общепринятых, можно условно разделить на четыре группы. Первая группа – это записи с упоминанием как имен приглашенных, так и безместия. Казалось бы, данные факты противоречат нашей гипотезе. Однако последних нам удалось обнаружить всего три, причем в первом случае это запись о «столе у государей» – Михаила и Филарета, куда приглашены были боярин кн. Ф. И. Мстиславский «с товарищи», «и были бояре и окольничие все без мест», что напоминает типичный полковой разряд при безместии с первым воеводой. Во втором и третьем случаях имеются списки бояр и записи о безместии, но они, возможно, приписаны позднее, так как присутствуют только в одном из использованных издателями списков Исключение, видимо, составляли столы в военно-походных условиях, когда приглашались награжденные. Так, 29 апреля 1656 г. «у стола велел государь быть бояром и воеводам князь Алексею Никитичю Трубецкому с товарищами ево» – далее перечислены бояре князья Г. С. Куракин, Ю. А. Долгорукий, окольничие кн. С. Р. Пожарский и С. А. Измайлов, затем главы другого полка – боярин В. П. Шереметев, Стрешнев, Ж. В. Кондырев, и далее – все разрядные воеводы вплоть до воеводы прибылого полка А. В. Бутурлина, причем указано, что «сидели в столе без мест»35 Объяснение этому факту можно найти в том, что «после стола жаловал государь бояр и окольничих, которые были у стола, за их службы, своим государевым жалованьем», после чего они были у руки на отпуске.