Описывая свои заслуги и утраты «от твоих государевых служеб обедняли, стали пеши и одолжали великими долги», ряшане заявляли, что они «твоим царским денежным жалованьем до конца оскорблены»36 (выделено нами. – Ю. Э.), перед старыми городами, «не по вине своей и не за праслугу», и требовали восстановления прежних норм. В Разрядном приказе началось разбирательство, были выписаны их оклады по десятням и разборам с 1578/79 по 1620-е гг.37, заново сверены списки пропущенных и неповерстанных ряжских служилых людей. В конечном итоге их требования удовлетворили – дело кончается перепиской с воеводой кн. П. И. Волконским об исправлении списков и документами о выделении и отправке ряшанам недостающих денежных сумм.

Другой случай произошел летом 1644 г. Служилым людям разных городов велено было быть в Рязанском разряде со стольником кн. С. Р. Пожарским. Прибыв в Переславль-Рязанский, дворяне коломничи обнаружили себя в списке не на своем месте (после рязанцев). «В списку, государь, мы, холопи твои, написаны после всех городов Рязани и Мещеры и бор- даковских новокрещонов и белозерских казаков и у смотров нас кличут после всех, и тем мы. опозорены, а преж. сево. нас. по списку у смотров кликивали прежде резанцов и всех городов, которые городы бывают на твоей государевой службе в Резанском полку». Они требовали, чтобы вернули порядок, «как нас. преж сево у смотров кликивали». В ответной грамоте из Разряда С. Р. Пожарскому указывалось, что в данном ему списке порядок был нарушен – написано «резанцы, мещеряне, бордаковские новокрещоны и белозерцы, коломничи», «и ныне велено по прежнему нашему указу, велено быть в списках резанцом, коломничам, мещерянам, темниковским мурзам и татарам, белозерцам-резанским помещикам бордаковским новокрещонам».