Примером «местнической катастрофы» может служить дело бояр Ф. И. Умного-Колычова и В. Б. Сабурова. Запись об этом деле точно не датирована, неизвестны и обстоятельства его начала (было ли совместное назначение и пр.): «Тово же году искал своево отечества Федор Иванович Умново Колычов на Василье Борисовиче Сабурове. И по суду Василей Сабуров оправлен, а Федор Колычов обинен, и выдали Федора Умново Василью Сабурову головою» Запись в Пространной редакции разрядных книг помещена под 1572 г., но, возможно, это и 1571 г. В 1602 г. Ю. Г. Пильемов в деле с кн. Ф. И. Лыковым вспоминал, что «лета 7080-го искал своево отечества боярин Федор Иванович Умной на дяде моем на Василье на Борисовиче на Сабурове. И царь и великий князь Иван Васильевич тово суда слушав, и по суду и по щету боярина Федора Ивановича Умново обинил и выдал ево головою дяде моему. Ф. И. Умной-Колычов, окольничий с 1558-го, а боярин с марта 1562 г., как «боярин у опричнины» упоминается 27 мая 1570 г.177 Положение старых опричных бояр, переживших чистку 1570-1571 гг., было шатким, отмечает Р. Г. Скрынников; Умной-Колычов арестовывался в 1571 г. и в следующем году был освобожден. Местничество с представителем новой царской родни (В. Б. Сабуров был родственником жены царевича Ивана) закончилось для него катастрофой – проиграв дело, он вскоре постригся178 в Кирилло-Белозерском монастыре17 А. А. Зимин не отмечает в этот период какой-либо особой опалы, коснувшейся именно Колычевых (после расправ 1568-1569 гг.); в списке Двора 1578 г. насчитывается девять представителей этой семьи Весной 1572 г. по береговому разряду назначены были «в левой руке на Лопасне воеводы князь Ондрей Васильевич Репнин да князь Петр Хворостинин. И князь Ондрей бил челом государю о местех на князь Ондрея Хованского» Последствий челобитье, видимо, не имело. Кн.