Степан Лукьянович Хрущов был заметной фигурой. Московский дворянин, он 12 февраля 1628 г. сменил на посту постельничего царского свойственника, К. И. Михалкова. Позднее он, правда, вернулся в более низкий чин московского дворянина, однако с сохранением прежнего высокого оклада в ранге окольничего (1000 четей и 120 руб.)9 Его временное назначение было, видимо, одним из этапов проводившейся Филаретом политической кампании по очищению двора от «салтыковской» группировки. Сухотины имели некоторое основание считать Хрущова ровней себе. В то время по выбору в Туле служили представители обоих родов. Так, местничавшие О. У. и М. И. Сухотины имели тогда оклады соответственно в 450 и 350 четей, в то время как родственники С. Л. Хрущова – Савва и Устин Афанасьевы дети – соответственно 800 и 600 четей; притом весь список выборных дворян Тулы открывал однородец Сухотиных – Федор Истомин сын с окладом в 900 четей. Таким образом, мнение В. А. Александрова, первого публикатора открытого в 1960-е гг. произведения XVII в.

«Памфлет на род Сухотиных», о том, что нет сведений о местничествах между Сухотиными и Хрущовыми97, можно скорректировать. Однако автор или заказчик памфлета, видимо, определен Александровым верно. Александров обратил внимание на то, что в Тульском уезде эти два рода часто соперничали: на тульском воеводстве в 1626-1628 гг. был Ф. И. Сухотин, в 1633-1634 гг. – Г. П. Хрущов (троюродный племянник С. JI. Хрущова), в 1644-1652 гг. – вышеупомянутый О. У. Хрущов, достигший более чем через 20 лет должности своего местника. Памфлет, красочно описывавший злодеяния членов рода Сухотиных преимущественно в Смуту, датируется 1668-1669 гг.99, что свидетельствовало о продолжавшемся соперничестве этих родов в регионе.

В сентябре – октябре 1631 г. окольничий кн. Г. К. Волконский и дьяк И. Костюрин проводили в Туле разбор служилых людей каширян.