На материале, полученном в результате сопоставления боярских списков, полковых росписей и других источников, ему удалось показать определенную взаимозависимость трех элементов системы: места в списке – оклада – местнического столкновения. Если первая идея так и остается предположением, то вторая, как будет видно из нашего исследования, может найти подтверждение на более массовом материале XVII в.

Два исследователя занимались проблемой отмены местничества. Если для М. Я. Волкова, историка, специализировавшегося преимущественно на XVIII столетии, тема эта была эпизодической и рассматривал он данные события в русле подготовки петровских преобразований35, то П. В. Седов, ученый значительно более молодого поколения, воспринимает период 1670-1680-х гг. – царствование Федора Алексеевича – в качестве самоценной в отечественной истории эпохи, неосуществленной возможности более мягкой альтернативы жесткой петровской модернизации3 Исследуя политические события в момент ликвидации местничества, анализируя так называемую «боярскую попытку» – аристократический проект его отмены, П. В. Седов подробно анализирует ситуацию последней трети XVII в., когда институт быстро становится анахронизмом, перестает соответствовать процессам, развивавшимся в Боярской думе, государевом дворе и в целом в правительственном аппарате3 Автору удалось также

обнаружить ряд неизвестных законодательных актов, подготавливавших «Соборное деяние», раскрыть работу правительства молодого царя по практической отмене местничества, социальная деградация которого к тому времени дошла до конфликтов подьячих