Однако и более высокие слои Государева двора продолжали, видимо, требовать местнических привилегий, о чем косвенно свидетельствуют строки из послания митрополита Макария царю в Муром, куда армия пришла в середине июля 1552 г.: «Наипаче же молим и благословляем, да пребудут у тебя, благочестивого царя все твои вельможи и все твое христолюбивое воинство в любви и в послушаниии в страсе и в мире и в соединении и в страсе на враги о всем по воле Божии и по царскому велению ходити и повиноватися страхом и трепетом». Когда Иван IV уже подошел к Казани (около 22 августа 1552 г.), «.и выбрал государь три головы выборных, князя Ивана Хворостинина да князя Григорья Мещерсково, да Федора Ондреева сына Карпова, и с ними велел государь быти князем и детем боярским безмесно»3 Указ этот отражен и в Казанской летописи. При назначении разряда последнего штурма Казани перед взрывом подкопа Иван IV специально оговорил пункт «о поможении воевод друг другу»3 «Такожде учреди всякому сту сынов боярских царского полка выборная голова, последи же повеле и большим воеводам ис полков пособляти со всеми людьми».

События следующего десятилетия не нашли отражения в указах о безместии.