Объявлялось безместие и в связи со вступлением нового государя на престол. Так, формально уже от только что избранного, хотя еще и не венчанного царя Михаила Федоровича, находившегося в Троице-Сергиевом монастыре на пути из Костромы в Москву, повелено было быть без мест стольнику И. П. Шереметеву с товарищи, посланному в столицу с «милостивым словом» к Земскому собору, с выборными «от всех чинов по человеку»45 Безместие было назначено и лицам, посылавшимся приводить подданных к кресту в связи со вступлением на престол царя Алексея Михайловича; не лишено вероятия, что оно назначалось в подобных случаях и ранее, однако нам известен только указ 14 июля 1645 г.451 Редким случаем безместия во время церковной церемонии при дворе является указ от 4                марта 1677 г., когда «в неделю первою Великого Поста по указу государя Федора Алексеевича в Соборной Апостольской церкви Успения.

у действа были царевичи и бояря и окольничие и думные и ближние люди все без мест»45 Опасность распространения местнических норм на церковные церемонии уже вполне осознавалась властью и спустя два года была окончательно пресечена указом о безместии в крестных ходах. Разнообразные, в том числе и достаточно редкие придворные церемонии, как правило, не являлись столь ответственными, чтобы объявлять при их проведении безместие. Однако разряды запечатлели, например, такой «случай», как омовение царя Бориса в Симоновом монастыре 1 августа 1602 г. с поименным перечислением «мовников» (в основном бояр), и с указанием, что они были без мест45 Уникальным был разряд встречи возвращенного из плена Филарета Никитича (июнь 1619 г.), сочетавший в себе черты как дворцового, так и дипломатического церемониалов.