Далее подробно определялись возможные, отныне наказуемые прецеденты: «мимошедшими находками не возноситца»; «в потерьках никому ничем не укорять», «в укоризну прежних дел, где кто по воли государской и в нижних чинех был не ставить», «всчинять месты и прежними случаи считатца», «себя иными какими делы возносить» и т.д.; запрещалось и «другим родом чинить укоризну». За все эти провинности можно было оказаться «в великой опале и разоренье безо всякие пощады», оскорбленному же роду полагалось «взять бесчестье» на оскорбителя. Авторы указа, великолепно разбиравшиеся в местнической терминологии разрядные дьяки, использовали ряд привычных клише временных указов о безместии, кардинально переработав и универсализировав их с целью предусмотреть возможные лазейки для местников. Суця по тому, что его экземпляр сохранился в составе делопроизводства Разрядного приказа в справке, составленной для Шакловитого, для текущих нужд использовался именно он, а не «Соборное деяние».