В разрядных книгах записан только «Владимирский» приговор о безместии, без «московского» и «ниже-шродского», тексты которых нам не известны. В приговоре же декабря 1549 г. – января 1550 г. говорилось, чтобы «розни б и мест меж их од- нолишно никоторые не было. а хоти будет кому с кем не пригоже быть своево для отечества, и бояре и воеводы и князи и дворяне и дети боярские для земского дела все ходили без мест, кому будет какое дело о счете, хто с кем не по отечеству был, и какоже Бог дал с своево дела и земского придет, и государь им тогды счет даст, кому да ково в отечестве дело будет». В разрядах этой неудачной осады Казани (февраль – март 1550 г.), вопреки жалобам царя, не значится ни одного местничества3 Возможно, что Иван IV, хотя и не мог пока предотвращать сами конфликты, не велел записывать их в разряды, в чем проявилась его постепенно крепнувшая власть. Именно разработка этих трех приговоров, вероятно, стала фундаментом для принятого в июле 1550 г. Приговора, упорядочившего систему старшинства в полках3 Непосредственным результатом последнего стали указы о безместии 1552 г. В одной из статей «Приговора 1550 г.» было специально отмечено, что «боярским детям и дворяном большим лучитца на государевой службе быть не по их отечеству, и в том их отечеству порухи никоторые нет. и впредь из них кому и с тех дворян больших самим быти в воеводах с теми же воеводами вместе, с которыми они бывали. в счете своем отечеству порухи нет по государеву цареву и великого князя приговору. В историографии этот пункт комментировался как узаконение безместия для знати, части Государева двора, которая могла теперь безбоязненно игнорировать местнические счеты, находясь «в ряду».