Особенно важное значение имели грамоты от царского имени, из приказов или от старших воевод, подтверждавшие высоту статуса. Те же Огалины (род древний, но изрядно захудавший) подали грамоту Ивана IV « году, а в той грамоте написан Василей Огалин, как он был по государеву указу на Коломне у государева дела с “вичом”». В семействе кн. Барятинских в 1623/24 г. хранился наказ 1577/78 г. о строительстве крепостей на Оке со списком голов под началом кн. М. Ф. Барятинского; кн. В. Р. Барятинский показал, что он хранится у его старшего родственника, кн. Ивана Михайловича11 У кн. Долгоруких в 1651 г. хранилась грамота 1574/75 г., подтверждающая их старшинство перед кн. Тюфякиными11 И. В. Благой в споре с кн. Шаховскими предъявил две похвальные грамоты кн. В. П. Щербатому и И. В. Благому за победы у города Белой в 1617 г.; важно было и то, что под его командой головами были и князья Шаховские; список голов Благой также сохранил как явную для своего рода «находку»11 Я. А. Демьянов предъявил наказную память Казанского приказа к нему в Сибирь 1620 г., а его соперник И. П. Писемский – аналогичную грамоту к себе в Арзамас, и тоже 1620 г.114 Б. И. Пушкин предъявил в 1648 г. несколько документов, в том числе, кроме перечисленных ранее (XVI в., о губных старостах), еще и наказ тобольских воевод Ф. И. Шереметева и О. М. Пушкина кн. В. М. Масальскому об отпуске его в Мангазею 1602 г., наказы и памяти Разрядного приказа Ф. И. Пушкину о сборе владимирцев в войска к кн. Д. Т. Трубецкому 1613 г., память к Г. Г. Пушкину и кн. И. А. Львову о верстанье и окладчиках галичанах и пр.

B. Н. Пушкин в деле с А. О. Плещеевым в 1626-1627 гг. представил целых 14 документов с 1572 по 1621 г.116 Комплекс этот хорошо известен историкам11 Кн. Ю. А. и Д. А. Долгорукие в 1651/52 г. предъявили в деле с Г. Г. и C.            Г. Пушкиными пять грамот – две от Бориса Годунова в Пелым 1601 г., и три – от правительства Михаила Федоровича 1621/22 г., доказывающие их первенство перед Пушкиными.