В последующие годы указ о безместии, аналогичный указу 1638 г., повторяется в более кратких формулировках до 1653 г. практически ежегодно в марте – мае167, менялись только имена первых воевод; иногда указ объявлялся ранее – в январе – феврале168, иногда – дважды, как в 1645 г. (3 января – с кн. А. Н. Трубецким на Туле, а с 1 марта- с кн. Н. И. Одоевским на Ливнах)16 Челобитчики – местники часто наказывались17 В 1640 г. кн. Ф. С. Куракину, заместничавшему с кн. А. Н. Трубецким, за «воровство и измену» пригрозили Сибирью и конфискацией поместий и вотчин17 В 1642 г. в связи с местничеством в украинном разряде И. С. Колтовского с Г. Г. Пушкиным Разрядный приказ указывал, что безместие всех воевод «в нынешнем 150-м году», которым «велено быть с одним тульским большим воеводою», осуществляется «против нашего указу 146 году» (последний далее именуется также «уложеньем 146 году»); и поскольку Колтовский «всчал челобитье мимо нашего указу», его велено было посадить на три дня в тюрьму17 Указом от 23 апреля 1651 г. прямо предписывалось руководствоваться тем же указом или уложением 146 г.173 Пытавшиеся местничать по этим назначениям, как уже говорилось выше, наказывались. Например, когда после указа в 1647 г. А. В. Клепиков- Бутурлин бил челом на кн. Г. Д. Долгорукого, думный дьяк И. Гавренев сказал ему, что, во-первых, он бил челом не делом, не послушав государева указу, а во-вторых, «перед Долгорукими ты молодой человек».