Во временных комиссиях Боярской думы, посвященных конкретным вопросам, обычно именовавшихся «сыскные приказы», также происходили местничества. 23 февраля 1622 г. был принят указ о «большом сыске», касающийся окладов служилых людей всех рангов (от стольников до служилых татар и «всяких чинов людей»), целью которого было проверить соответствие их окладов фактическим поместным владениям. Тем самым правительство Филарета пыталось устранить злоупотребления Смутного времени. В очередной (уже второй или третий с 1618 г.) сыскной приказ были назначены окольничий С. В. Головин, думный дворянин Ю. И. Татищев, дьяки А.  Шапилов и П. Микулин. Представитель известного своей конфликтностью рода Ю. И. Татищев немедленно подал челобитную («что ему по случаем менши быть невместно») на Головина, который, в свою очередь, сразу же стал бить челом о бесчестье. Ю. И. Татищев являлся сыном И. П. Татищева, который в 1598 г. был назначен казначеем, как ранее дядя и другие родственники С. В. Головина. Однако Юрий Игнатьевич не привел в своих «случаях» этого назначения. Он апеллировал к разрядным службам своих предков, которые, однако, нигде впрямую не оказывались выше прямых предков Головина. Примеры Татищева повествуют о службе его отца с дядьями и другими родственниками ответчика в 1579/80 и 1581/82 гг., кроме того, Ю. И. Татищев обвинял и самого С. В. Головина в гибели в Новгороде в 1608 г. своего брата, окольничего М. И.