Однако, по нашему мнению, суть дела заключалась и в системе мер более раннего времени, систематически внедрявших в служилую среду понятие о безместии среди городовых воевод и утвердивших его к началу XVII в. Известные нам указы или решения о безместии городовых воевод располагаются в хронологическом промежутке между 1554 и 1601 гг. Местничества воевод, назначенных в то или иное место, носили либо характер конфликта воевод в одном городе, либо челобитья городового воеводы, считавшего, что его соперник назначен в город «выше рангом». Последний вариант спора обнаружился сразу же после завоевания Казани. Уже в апреле – мае 1554 г. Иван IV «велел записать в Розряде: которым воеводам большим годовать в Казани и в Свияжском городе, и тем воеводам в тех городех быти без мест, мала или велика кого государь пошлет в больших воеводах, и свияжскому воеводе до казансково дела нет, а казанскому воеводе до свияжсково воеводы дела нет». Спустя много лет, в 1581 г., безместие воевод в этих городах было опять подтверждено ввиду начавшихся там столкновений: «.а был бы еси по прежнему нашему указу без мест, а розни б у вас в нашем деле однолишно не было ни в чем, чтоб нашему и земскому делу ни в чем в том порухи не было». Заметим, что порой и в дальнейшем возникали местничества, связанные с «иерархией» городов. В XVII в. подобное изредка случалось в Сибири, где ранее других регионов появились территориальные «разряды» – предтечи губерний с главным городом и городами-«пригородами». Однако это было очень редким явлением; известен даже полуанекдотический случай, когда в марте 1597 г. Семен Сабуров бил челом государю в отечестве о счете на кн. Петра Буйносова «для того, что князь Петр послан в Новгород Великий, а Новгород Великой пишетца в титле наперед Смоленска».