Это было вызвано стремлением правительства компенсировать владельцам слабую населенность данных им поместий и стимулировать приток туда рабочей силы.  К. В. Баранов, анализируя порядок записи служилых «городов» в Дворовой тетради, доказал, что, наложив этот порядок на карту Московской Руси XVI в., можно увидеть, что «перечисление городов идет по кругу с центром в Москве, начиная с Севера на Восток, и далее по часовой стрелке, или, что правильнее для XVI в., по ходу солнца».

Тем не менее корпорациям, видимо, иерархия в списках была нужна, о чем свидетельствует несколько конфликтов. На первые подобные местничества обратил внимание А. А. Новосельский. В марте 1631 г. черниговцы жаловались в Москву, что в присланный из Разрядного приказа список их город занесли ниже Рыльска, тогда как Чернигов всегда писали выше. Черниговцы писали, что «служили мы лет з дватцать и больши с новгородцы в ряду, а по списку стояли под ними, новгородцы, а в нынешнем во 139-м году в розборной грамоте мы, холопи твои, прописаны, стоим по списку под рылены. В Разряде проверили, и по выписке действительно оказалось, что ранее всегда писали: Новгород-Северский, Чернигов, Рыльск. Воеводе кн. О. И. Щербатову 25 апреля отправили грамоту с указанием, чтобы он исправил список и «дворян и детей боярских Новагородка-Северского, да черниговцов, рылян розобрал». В 1643 г. возник конфликт брянчан с белевцами и болховичами. В смотренных и других списках украинных городов порядок предусматривал написание брянчан выше белевцев, болховичей, карачевцев и др. Соблюдался порядок до 146 (1637/38) г. В дальнейшем до 151 (1643/44) г. в росписи их заносили в иной последовательности – «белевцы, болховичи, карачевцы, стародубцы, карачевские помещики, да изо Брянска – брянчане, стародубцы, почепцы, рославцы, мецняня».