В разрядах нет записи об отказе Я. Г. Наумова от службы, но уже в июле, спустя менее месяца после определения на Земский двор, он, видимо, добился перемены назначения и отправился в армию: «А с царем в походе в стану у государя быти и у ночных сторож в головах им жа быть», и оказался там на третьем месте среди голов после кн. А. В. Трубецкого и В. Г. Зюзина. В сентябре в походе он назначен «в сокольничево место», причем сохраняет как личное доверие царя («в стану у государя спати» ему велено и 15 апреля 1581 г.), так и управление походным соколиным хозяйством по меньшей мере еще на четыре года («в сокольничево место» – 14 мая 1583 г.). Правда, до чина сокольничего «с путем» он так и не дослужился, о чем не преминул при случае напомнить изощренный местник Г. Г. Пушкин в деле с кн. Ф. А. Звенигородским в 1605 г. И. И. Мятлев-Слизнев, опричник видный, хотя и не самого высокого ранга, на Земском дворе служил много лет – он упоминается там в 1565/66 и в 1572 гг.76 Князь И. Д. Гагарин редко упоминается по разрядам, в Дворовой тетради он записан как дворовый сын боярский по Вязьме77, помещик Гжельскош стана Вяземского уезда, писец Каширского уезда78; в разрядах он упомянут единственный раз в связи с тем же назначением; поэтому Наумов мог, очевидно, позволить себе бить челом на представителя захудавших княжат.

В 1602 г. подобное столкновение опять произошло на Земском дворе между двумя судьями – «велел государь сидеть. Степану Васильеву сыну Кузьмину да Ивану Васильеву сыну Милюкову. И Иван Милюков на Степана Кузмина бил челом государю в отечестве, что ему менши Степана быти невместно». И Милюковы, и Кузмины-Короваевы – достаточно видные «разрядные» роды. С. В. Кузмин в Боярском списке 1588/89 г. значится выборным по Владимиру с окладом 600 четей, в еледующем году он в списке дворян, назначенных в шведский поход, с тем же окладом (но указано – «болен»).