Мы сочли необходимым привести практически весь этот почти по- летописному пышный текст, однако отметим, что Черепнин не упомянул это совместное заседание Думы и Освященного собора, видимо, не причисляя его к земским соборам, хотя и фразеология текста речи Бориса, и причины созыва думных и церковных сановников, и выступления Иова весьма напоминают запись 1604 г., которую В. И. Корецкий считал записью о соборе12 В разрядных книгах других редакций записи об этом приговоре весьма кратки. В Пространной редакции, в частности: «. .майя в 9 день. а приговорил царь и великий князь с отцем своим и богомольцем с патриархом Иевом, что быти бояром и воеводам в полкех, ив полкех и в объезжих головах во все лето без мест». В разрядной книге, недавно обнаруженной Ю. В. Анхимюком, запись еще лаконичнее: «А тот розряд уложил государь с патриярхом без мест и со всем Вселенским собором и з бояры». Обратим внимание на подчеркивание «соборности» и «освященности» этого более чем мирского акта. Почему Годунову потребовалось столь пышно обставить его принятие? Осенью 1600 г. он, видимо, тяжело болел, возможно, не совсем оправился и к апрелю – маю 1601 г., похоже, ощутил, что одного государева слова будет недостаточно. Местничества действительно резко сократились. С февраля по апрель 1601 г. их было не менее 10131, а с мая по конец года ни одного – в полках, два по мелким придворным поводам и три – в Смоленске. Правда, продолжались некоторые дела; но их, однако, судьи старались привести к безместному решению13 Последний известный нам указ о безместии в береговом разряде «шдуновского» времени относится к весне следующего, 1602 г.