Действительно, в Боярской книге 1627 г. С. Я. Милюков значится среди стольников, причем с 1621/22 г.

Соотношение Разрядного и Посольского приказов также было достаточно условным, что и было причиной местнических конфликтов. 22 декабря 1626 г. «указал государь быти в Посольском приказе дьяку Ефиму Телепневу, на Иваново место Грамотина; а скаска ему быть в Посольском приказе, а быти ему менши разрядного думного дьяка Федора Лихачова». Телепнев был назначен в связи с опалой И. Т. Грамотина и бил челом «многажды», видимо полагая, что его ранг выше. Но уже в это время Посольскому приказу предназначалось второе место после Разрядного (документально зафиксирован этот порядок в перечнях приказов, сохранившихся от второй половины XVII в.). Правда, Г. К. Котошихин ставит Посольский приказ на первое место. Телепневу отвечали, что при царе Василии Шуйском в Разряде сидел большой думный дьяк В. О. Янов, а в Посольском – думный дьяк В. Г. Телепнев, который был меньше Янова5 Телепневу сказывал указ дьяк М. Данилов, 29 декабря его привели к присяге в Золотой меньшой палате боярин кн. И. И. Шуйский и Ф. Ф. Лихачев: посольскому дьяку пришлось смириться, несмотря на бытовавшее в тот период представление о первенстве его ведомства.

Статус Разрядного приказа подвергался атакам и со стороны глав иных ведомств. 13 июня 1646 г. дьяк Ф. К. Елизаров, служивший с 1644 г. в Поместном приказе, был пожалован в думные дьяки, причем оставлен в прежней должности. Он сразу же ударил челом на думного дьяка И. А. Гавренева, который уже давно, с 1630 г., ведал Разрядным приказом. «Как де твоя государева милость будет в местех с Иваном Гавреневым, а меньше де мне его быть невместно». Оба были первыми судьями в приказах: правда, Гавренев раньше Елизарова стал думным дьяком и возглавил свой приказ.