Этот акт впервые упоминается в 1589 г. в деле кн. В. В. Литвинова-Масальского с Р. В. Алферьевым. «А Олферьевы люди неродословные, а с родословными людьми неродословным счету не живет». Осенью 1658 г. тамбовский воевода кн. А. И. Лобанов-Ростовский жаловался на козловского воеводу В. Н. Лихарева, отказавшегося прислать ему подкрепление и тем его «обесчестившего»: «А по твоему государеву указу таким молодым неродословным людям с нами и счету не указано». Вероятно, «родословными» числились те роды, которые были занесены в Государев родословец. В 1600 г. И. О. Полев в деле с А. В. Измайловым заметил, что «да и бити челом ли государю на него на Ивана не о чем, что их Измайловых родства в Государевых родословцах и не сыскивали». Измайлов тогда отвечал, что «того он не ведает, родство их в Государевых родословцах есть или нет, да только они Измайловы по своему отечеству болыни розрядом» т.е. противопоставил служебный счет родовому. «Родословные» люди также делились на «худых» и «добрых» уже по служебно-разрядному принципу. Кн. Б. М. Лыков в 1609 г., возражая против представленных кн. Д. М. Пожарским случаев его отдаленных высокопоставленных родственников (Палецких, Ряполовских), заявлял, что, бывает, «от большова брата колено пойдет, и в розряде малы и худы будут, а от Меньшова брата колено пойдет, и в розряде велики живут, и те, государь, худые с добрыми по родословцу лествицею не тяжутца, а тяжутца по случаем розряды»5 В. Н. Пушкин в деле с А. О. Плещеевым в 1627 г. оправдывался, что не называл А. О. Плещеева «неродословным человеком», но при этом высказывал сомнение в правильности его отсылок к родословцу; Плещеев же специально указывал на то, что «род их есть в Государевой родословной книге»5 Еще в 1648 г. Б. И. Пушкин заявлял: «Зюзины – люди не родословные», что подтвердилось проверкой в «Государовой родословной книге».