Систематическая фиксация столов начинается в разрядах второй половины 1580-х гг. Так, в 1586 г. зафиксировано по разным редакциям разрядов 3 стола326, со списками сидевших или отметками: «Иные многие дворяне сидели по списку». В 1588 г. фиксируется  9          столов, в числе которых были не только застолья для послов, но также отмечаются приемы митрополитов и патриарха. Постепенно начинает формироваться постоянный корпус церковных и светских праздников, на которые при дворе положено назначать столы. Не случайно примерно в то же время начинают появляться более частые записи о местничествах за столом, однако местники апеллируют не к разрядам, а к иным документам, которые далеко не сразу удается разыскать. Так, когда в ноябре 1588 г. кн. Т. Р. Трубецкой заявил, что его родственник кн. Ф. М. Трубецкой сидел выше кн. В. Ю. Голицына на свадьбе ливонского короля Магнуса в 1572 г., только через два месяца, 19 января 1589 г., был «сыскан со свадебными чины ящик, а в нем сыскан списочек о свадбе короля Арцымагнуса», а «свадебных чинов книгу великую», которая, по словам дьяка В. Я. Щелкалова, хранилась у его брата дьяка Андрея, вообще не нашли. В 1591 г. зафиксировано в разрядах уже 10 столов. Они, видимо, не записывались вовсе в Государев разряд 1598-1604 гг. и «Разрядный подлинник» 1613-1614 гг.

Наиболее ранней фиксацией указа о безместии за царским столом следует считать речь царя Федора Ивановича 25 августа 1591 г., о которой уже упоминалось выше («Испейте, я вас жалую, а про то не покручиньтеся.»), перечислившего три пункта, в которых отразилось безместие по случаю торжеств в связи с победой над войском Казы-Гирея: «.другое – за столом сидели без мест, третье – шубы жалую без мест».