Мезецкий все же, видимо, опасался серьезного судебного процесса, поскольку не смог представить обещанные грамоты; возможно, потому, что в его «случаях» было много таких примеров, которые задевали как отдельные лица, так и целые роды, с которыми князь не спешил испортить отношения. «.Как велели случаи взять у него, случаев де не дал потому, для многие ссоры со своею братьею; и государь бы велел суд дать, а приказал бы одному боярину судити». Конечно, на такие особые условия правительство не согласилось – «и князь Данило Мезецкой перестал бить челом, а суда не захотел». В свою очередь, приказ «добить» соперника J А. Плещееву не дал, указав, что « полно и того, что он с князь Данилом розведен. В 1619 г. из 5 побед только одну одержал истец, и то небезусловную – тот же кн. Д. И. Мезецкий получил невместную грамоту на кн. В. П. Ахамашукова-Черкасского, но запись о ней имеется только в одной разрядной книге. В 1623 г. из 8 побед 3 можно посчитать одержанными истцами; Б. М. Нагой, назначенный первым воеводой сторожевого полка в украин- ный разряд, бил челом на кн. В. Р. Барятинского, первого воеводу передового полка. По известному указу и приговору эти должности были равны. Поэтому «у скаски» Нагой заявил, что ему «не токмо бесчестнее быть нельзя но и в ровенстве с ним быть не мочно». Бояре напомнили ему, что здесь не просто равенство, а безместие, «передовому до сторожевого полка дела нет». Нагой отвечал, что Барятинский будет «похваляться» этой «находкой», трактуя ее как «ровенство». Боярская комиссия заверила Нагого, что он опасается «не знаючи». По приговору в этих полках «и мал и велик живет», и кн. В. Р. Барятинскому это «в ровенство не поставят», и «бесчестья в том не будет»4 Практически выиграл дело О. Т. Хлопов; он бил челом на второго воеводу Б. И. Нащокина, к которому не желал идти в сход; «и ему отказано» – записали в разряде, но изменили решение, направив Хлопова непосредственно к первому воеводе кн. Ф. С. Куракину. Интересен казус местничества четырех рынд, назначенных для приема черкасских мурз.